С тех пор, как выяснение отношений между ревизорами и инспекторами перешло в судебную плоскость, минуло полтора года. За это время произошло столько всего, что немудрено попутать грешное с праведным. Накануне предстоящего разбирательства ни много ни мало в Верховном суде Украины я (МадиаНяня — прим. ред.), обложившись материалами из открытых и закрытых источников, попыталась разобраться во всех нюансах этой истории. А чтобы не перегружать вас лишними деталями, изложу хронику правового столкновения в 20 простых вопросах и ответах.

01. В чем вообще проблема между Фреймут и Абрамовым?

Проблема, конечно же, не между Ольгой Фреймут и Вадимом Абрамовым лично – просто они ведущие и главные лица проектов «Инспектор Фреймут» и «Ревизор» соответственно. Конфликт же развернулся между двумя крупными украинскими медиагруппами – StarLightMedia и «1+1 медиа».

На «Новом канале» группы StarLightMedia, начиная с августа 2011 года, выходил проект «Ревизор» с ведущей Олей Фреймут. В таком виде шоу успешно пережило четыре сезона. В 2014 году, когда Ольгу переманили в конкурирующую группу «1+1 медиа», под ведущую тут же начали разрабатывать новый проект. Причем Фреймут сама не отрицала, что готовится почти идентичная копия «Ревизора»: «Це буду я. І глядачу не буде разюче видно якусь різницю з тим, чим я займалася на «Новому каналі».

Неудивительно, что в StarLightMedia посчитали программу «Инспектор Фреймут» плагиатом «Ревизора». Усугубляет проблему то, что «Новый канал» давно разработал на основе «Ревизора» телевизионный формат, который «1+1» могли преспокойно купить, чтобы производить по нему свою версию.

Фальсификатор табличек «Ревизора» пришел на пост-шоу «Страсти по Ревизору»

02. А что такое формат?

Как сообщает нам Словарь медиатерминов («МедиаБук»), формат — это набор четких характеристик аудиовизуального продукта, права на которые закреплены за определенным физическим или юридическим лицом. Передавая права на создание ТВ-продукта по определенному формату, правообладатель, как правило, требует соблюдения четких правил и предписаний при создании локальной версии.

Вадим Абрамов вошел в ТОП-10 завидных женихов Украины

03. Допустим, у меня есть идея. Как сделать из нее формат?

Формат — это не просто идея, а проект, который имеет конкретно выраженную форму и прописанную библию. Библия формата — это основополагающий документ, который пишется авторами формата и при продаже передается тем, кто собрался создавать локальную версию. Библия содержит массу производственной информации, описание всех нюансов, собственно определяющих, чем это шоу отличается от других на подобные темы, сценарные ходы, особенности кастинга и еще много другого.

Именно библия формата, сценарий программы как литературное произведение и воплощение формата как аудиовизуальное произведение подпадают под действие авторского и смежных прав, поэтому охраняются законом. Идея сама по себе законодательно не охраняется. Для простоты вот вам аналогия: идея телешоу – это изобретение, а ее конкретное воплощение, формат – это патент.

Налоговая проверит маркет с подачи «Ревизора»

04. Хорошо, тогда почему «Ревизор» — это формат?

Потому что авторы проекта «Ревизор» развили свою идею до формата, отточили все нюансы, написали библию, и даже презентовали свой продукт на крупнейшем международном рынке контента MIPCOM. Об этом мне в свое время рассказывала продюсер шоу Виктория Бурдукова:

«Накануне Евро-2012 все задумывались о том, что в стране все ужасно с сервисом. Было много опасений, что страна опозорится. Мы решили, что нашей социальной миссией будет показать, что не все так плохо, и даже научить, как надо. Отсюда и появился «Ревизор». Тогда вопросом сюжетов о подготовке к Евро занялась команда «Подъема» во главе с продюсером Машей Павличук. Команда «Подъема» снимала сюжеты, проводила кастинги – кстати, пробовались тогда и Сергей Притула, и Саша Педан. Социальная миссия закладывалась в проект изначально, но когда мы поняли ее по-настоящему огромный масштаб, то решили, что пора делать из этого формат в классическом понимании. Мы зарегистрировали его и начали продавать на другие территории. В очень light-варианте презентовали его на MIPCOM. Российский телеканал «Пятница!» очень «Ревизором» заинтересовался и купил формат».

05. Да на каналах все шоу – плагиат! Тот же «Х-фактор», «Голос», «МастерШеф»…

Плагиат и адаптация формата отличаются одним важным аспектом — во втором случае телеканал покупает право на формат вместе с его библией, и создает локальную версию под контролем авторов и правообладателей. Как произошло с украинскими адаптациями «Х-фактора», «Голоса», «МастерШефа» и других шоу. Более понятный пример: завод купил право на изготовление компьютерных чипов вместе с патентом, приехали изобретатели, наладили производственную линию и контроль, и только потом пустили завод в свободное плавание. Плагиат — это когда увидели компьютерный чип, разобрали его, догадались приблизительно, из чего он состоит, и попробовали наладить производство сами. Не только незаконно, но и еще и на выходе — некачественно. Ну или, например, переманили с завода заведующего цехом, а тот вместе с собой прихватил часть чертежей.

06. Так что же получается, Оля Фреймут — злодейка?

Ольга Фреймут — не злодейка, а телеведущая. Как раз сейчас она работает над новым шоу для «1+1». Судебное разбирательство не повлияет на другие ее проекты на канале «1+1», а иск «Нового канала» не призывает прервать ее карьеру или запретить ей быть телеведущей. Претензии «Нового канала» – не к Ольге, а к Плюсам, которые, говоря телевизионным языком, адаптируюют формат, не имея на него прав, или, пользуясь юридической лексикой, незаконно используют защищенные правом интеллектуальной собственности произведения – сценарий и программу.

07. Почему Ольга Фреймут не имеет права на свое же шоу?

Право на формат, как и на любое аудиовизуальное произведение на ТВ, может принадлежать только шеф-редактору, режиссеру программы и оператору-постановщику. Подробнее о том, ху-из-ху в команде «Ревизора», и почему кто-то ушел на Плюсы, а кто-то остался на «Новом», можно прочитать тут. Ведущий не считается автором (конечно, кроме тех случаев, когда ведущий участвовал в разработке формата и зарегистрирован как соавтор) – соответственно,он не имеет авторских прав на произведение. Ольга Фреймут участвовала в кастинге на ведущего программы «Ревизор» наравне с другими. В случае «Ревизора», все права авторы формата передали «Новому каналу» после создания передачи, так что вещатель — единственный правообладатель формата «Ревизор».

08. Разве «Инспектор Фреймут» так сильно похож на «Ревизор»? Это точно одно и то же произведение?

Свое мнение по результатам первых эпизодов «Инспектора», основываясь на библии «Ревизора», я когда-то озвучила. Но именно в этом вопросе мнения телегрупп StarLight и «1+1 медиа» немного разошлись.

По утверждению юриста Плюсов Ларисы Варичевой, «при создании телепередачи «Инспектор Фреймут» была использована общая идея, концепция телепередачи «Ревизор»; однако ни идеи, ни концепции не охраняются авторским правом, поэтому такое использование является вполне правомерным со стороны телерадиокомпании «Студия 1+1». Ведущая Ольга Фреймут, безусловно, яркая и творческая личность, которая удачно воплощает эту идею в жизнь, но телепередача «Ревизор» на «Новом канале» продолжает выходить и без нее, то есть концепция с успехом реализуется другим лицом, и правомерно может быть реализована кем угодно и где угодно».

09. Формат «Ревизор» действительно зависит от личности ведущего?

И да, и нет. Зависит потому, что ведущий/ведущая — центральный персонаж проекта, и потому должен быть ярким, харизматичным, профессиональным и т.п. Не зависит потому, что это может быть любой человек с соответствующим набором качеств — не обязательно Ольга Фреймут.

Формат «Ревизор» был продан за границу. Телеканал «Пятница!», например, успешно адаптировал его с другой ведущей, Леной Летучей, которая мало напоминает Ольгу Фреймут, но при этом успешно исполняет форматные требования шоу. Как рассказала мне Виктория Бурдукова: «Да, «Ревизорро» тоже ведет молодая, интеллигентная, с хорошей фигурой и хорошей речью красивая блондинка – потому что блондинку всегда больше жалко. Но она другая. Лена позитивная, очень добрая и совсем не агрессивная, поэтому создает обманчивое впечатление личности излишне мягкой. На самом деле это не мешает ей нежно добиваться своего».

10. А что, кроме ведущей, важно в формате «Ревизора»?

Большинство юристов не считают ведущую единственным форматным признаком аудиовизуального продукта. Наталья Мещерякова, партнер IPEXPERTS, представитель «Нового канала» в суде, сообщила мне следующее: «Авторским правом защищается форма, а элементы, в которых воплощен сюжет обеих телевизионных передач и которые позволяют телезрителю понять, что он смотрит телепередачу именно о проверке заведений – и есть те элементы, которые составляют объективную форму выражения произведения. Тот, кто внимательно читал законодательство об авторском праве, знает, почему именно объективная форма произведения защищается. Потому что именно объективная форма воспринимается органами чувств человека, посредством слуха, зрения, осязаниия, и именно объективную форму произведения можно воспроизвести».

Мещерякову поддерживает и Андрей Нечипоренко, директор юридической компании «Наталія Субота і партери»: «Українські судові баталії щодо захисту прав на телеформати/сценарії телевізійної передачі підтверджують, що першоосновою спорів є не труднощі застосування законодавства у цій сфері, а, швидше, фактори порядності (чи непорядності) та принциповості, у першу чергу, сторони-порушника. Переконаний, що для більшості звичайних глядачів є очевидним, що «Караоке у фонтана» є аналогом «Караоке на майдані», а «Інспектор Фреймут» — «Ревізора». Так, є певні розбіжності і неспівпадіння, але обидва сценарії, по суті, є тотожними. Несуттєві відмінності, які зʼявляються у сценаріях, зумовлені саме необхідністю приховати повну тотожність творів та створити формальні розбіжності у сценаріях з огляду на очікуваний судовий позов. Про те, що має місце порушення авторських прав, переконаний, знають (або чудово усвідомлюють) і самі сторони порушників. Але принциповість позиції та брак порядності призводять до кількарічних судових баталій, на базі яких можна зняти цілий серіал».

11. Если «1+1» утверждает, что использовал только сюжет и идею «Нового канала», но не формат, может, так оно и есть?

Объясняет юрист (Наталья Мещерякова, партнер IPEXPERTS): «Давайте я на простом примере покажу, при каких обстоятельствах два произведения с одинаковыми сюжетами являются разными. Вспомните телевизионный сериал о больнице, в которой работает эксцентричный доктор, его друг, его интерны и любимая женщина-директор этой самой больницы – какое название приходит на ум? Я могу сейчас говорить как о House M.D., так и об «Интернах», правда же? Хоть сюжет и одинаковый, сериалы разные. Потому что авторы воплотили одинаковый сюжет в различные сюжетные ходы и фабульные решения («Интерны» больше комедия, «Доктор Хаус» — драма с элементами детектива), создали разные структуры каждой серии-эпизода, наделили персонажей разными чертами – а это все и есть элементы формы. Поэтому, несмотря на одинаковую идею (показать работу больницы), выраженную через одинаковый сюжет (взаимодействие персонажей), телесериалы получились разными.

А что же в случае с «Ревизором» и «Инспектором Фреймут»? Все елементы одинаковы. Образ ведущей тесно переплетается с характером визита в заведение – это журналистское расследование в виде внезапного визита. Сюжетные ходы эпизодов, структура передачи, критерии проверки, финальный результат, стиль речи, характерные тексты, работа команды, культовые предметы – все повторяется из выпуска в выпуск. Должна отметить, что ответчики и не отрицают, что используют все элементы передачи «Ревизор», правда, оправдывают такое «совпадение» исключительно одинаковыми концепцией и сюжетом».

12. Если формат можно вот так просто украсть, почему он не охраняется законом?

Система права Украины не прецедентая. Это значит, что даже если суд сотни раз постановит, что телеформат существует и является объектом авторского права, пока соответствующую норму не внесут в Закон и за нее не проголосует парламент, ее якобы не существует. Правоприменительная практика не имеет юридической силы.

Наталья Владимирова, управляющий партнер патентно-правовой фирмы PRIMA VERITAS, объясняет это так: «В защите прав на телевизионные форматы есть проблема. К сожалению, этот объект пока не выведен в отдельный вид защиты авторского права или промышленной собственности. В основном, это связано с тем, что в формате объединены сразу несколько объектов интеллектуальной собственности: сценарий, декорации, торговая марка и иногда патенты на промышленные образцы (например, полоса с силовыми упражнениями в шоу с препятствиями). Вторая причина проблемы состоит в том, что данный вид интеллектуальной деятельности человека относительно нов. Известны судебные прецеденты защиты формата телевизионных шоу, начиная с 80-х годов прошлого века, но не лишним здесь будет напомнить, что основной международный нормативный акт об авторском праве, который стал базой для большинства национальных законов, это Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений (принятая в 1886 году). Естественно, в конце 19 века не было и мысли о защите телевизионных форматов. Поэтому во многом вопрос решается в каждой стране индивидуально и нередко создается просто судебная практика, к которой обращаются истцы, чьи права на формат нарушены.

Есть мнение, что формат – это просто идея. А она, согласно законодательству, не защищается. Так, в ч. 3 ст. 8 Закона Украины «Об авторском праве и смежных правах» говорится: «…правовая охрана распространяется только на форму выражения произведения и не распространяется на какие-либо идеи, теории, принципы, методы, процедуры, процессы, системы, способы, концепции, открытия, даже если они выражены, описаны, объяснены, проиллюстрированы в произведении». Но давайте будем откровенными, все мы понимаем, что формат телешоу – это нечто большее, чем просто идея. Это действительно готовый продукт, который просто более сложный, чем привычные для нас объекты: музыка, фотография, торговая марка. Более того, в формат вложено больше усилий, времени, интеллектуального труда и трудозатрат, чем, допустим, в такой объект как фотография или торговая марка. Учитывая мировую практику сложности защиты формата шоу или сериала (тоже очень большой пласт проблем лежит в этой сфере), приходится защищать то, что можем защитить. А именно, формат телепрограммы может состоять из таких объектов интеллектуальной собственности: примерный сценарий шоу как объект авторского права (при этом обязательная государственная регистрация не требуется, но очень желательна в части доказательства своих прав), дизайн декораций шоу как объект авторского права и как патент на промышленный образец (здесь регистрация уже обязательна), название и слоганы проекта как торговые марки (регистрация также обязательна).

Стоит отметить, что объекты авторского права (в данном случае сценарий, диалоги, декорации) защищены с момента их создания (например, написания текста сценаристом или прорисовки дизайнером макетов) и охраняются по всему миру (это очень важно, ведь форматы продаются в другие страны) без обязательной регистрации. В то же время объекты промышленной собственности (патенты и свидетельства на торговые марки) защищаются только на территории той страны, в которой они поданы к защите. Существуют и такие, кроме перечисленных возможностей защиты, варианты охраны своих прав: ноу-хау (где раскрывается техническая сторона производства формата) и договор о неразглашении (NDA). Таким образом, мы видим: несмотря на сложности, защитить формат шоу возможно. Более того, если мы говорим об успешном проекте, то обязательно нужно. Пример успешной защиты украинского телевизионного формата программы «Ревизор» только подтверждает это. В борьбе «Нового канала» с «1+1» очевидно, что, несмотря на некоторые различия программ (было бы странно, если бы их не было вовсе), факт нарушения прав на формат шоу есть».

13. «Новый канал» судится с «1+1» за формат?

Судится, но не за формат, поскольку такого термина нет в юридическом лексиконе. В суде защищаются литературное прозведение (сценарий) и художественное произведение (передача) «Ревизор». 2 октября 2014 года «Новый канал» подал иск на «1+1» за нарушение авторских и смежных прав в Хозяйственный суд Киева. Проект «Инспектор Фреймут» стартовал в эфире Плюсов месяцем ранее, 3 сентября 2014 года. Юрист «Нового канала» Катерина Мороз утверждала: исходя из содержания программы «Инспектор Фреймут», очевидно, что она создана вследствие незаконного использования и внесения поверхностных изменений в сценарий программы «Ревизор».

Обе стороны поддержали идею проведения судебной аудиовизуальной экспертизы программ «Инспектор Фреймут» на предмет схожести с программами «Ревизор». «Новый канал» потребовал от «1+1» компенсации в размере 1,2 млн грн, а также изъятия выпущенных в эфир передач. Сумма компенсации рассчитывалась как двойная стоимость продажи формата (600 тыс. грн).

14. Если все так просто и прозрачно, почему суд сразу не принял решение в пользу «Нового канала»?

Хозяйственный суд Киева принял решение в пользу «Нового канала» 21 января 2015 года, полностью удовлетворив исковые требования правообладателей «Ревизора» — то есть обязав Плюсы выплатить компенсацию, прекратить показ «Инспектора Фреймут» в эфире, и изъять выпущенные в эфир эпизоды.

15. Если все уже решено, то почему дело до сих пор тянется?

Юристы «1+1» подали апелляционную жалобу на решение суда. При этом канал не только не прекратил показ проекта, но и активно работал над запуском второго сезона «Инспектора Фреймут». Более того, использовал новые идеи «Ревизора» в своих проектах.

16. Что решила апелляция?

Отменила решение Хозяйственного суда Киева, поддержав сторону «1+1». В апелляции дело рассматривалось 7 месяцев. Основания для апелляции: суд первой инстанции нарушил положения ГПК про полное и всестороннее исследование обстоятельств дела, про допустимость и оценку доказательств.

17. Что было дальше?

Юристы «Нового канала» не остались в долгу и вернули «1+1» жалобу на решение суда, на этот раз кассационную, оспорив нарушения процесса апелляционным судом. Кассационный суд принял сторону истца («Нового канала»), и подтвердил решение первой инстанции, то есть Хозяйственного суда Киева, о выплате компенсации, изъятии выпусков и прекращении выхода проекта в эфир.

18. Так какие выводы сделала экспертиза? Права она или нет?

Это отлично объяснил в своем блоге юрист, Член Правовой Ассамблеи и Президиума Форума молодых юристов Ассоциации юристов Украины Дмитрий Шаповал: «По итогам сравнения двух передач эксперт сделал вывод, что в выпусках программы «Инспектор Фреймут» были использованы охраняемые элементы сценария «Ревизора», а именно образ ведущей (знающим не нужно объяснять манеру поведения О. Фреймут), характер поведения (внезапная проверка, против воли персонала, допускаются силовые сценарии доступа в служебные помещения, например, на кухню), сюжетные действия, структура передачи, критерии проверки, финальный результат (формирование рейтинга «рекомендует/не рекомендует», выдача таблички). При этом эксперт отмечает, что различие между передачами, кроме названия, обусловливают незначительные элементы, которые для рядового телезрителя не создают принципиальной разницы в восприятии телевизионных передач. Использование белого платка вместо белой перчатки не создает различительной способности для зрителя».

19. Значит, «1+1» прекратит показ «Инспектора Фреймут»?

Нет. Телеканал «1+1» переименовал проект в «Новый Инспектор» и планирует выпуск нового сезона после выхода ведущей из декретного отпуска. После выхода кассационного решения, Плюсы заявили, что «возмущены таким решением Высшего хозяйственного суда Украины и намерены обжаловать его. Телеканал «1+1» уверен, что «Новый канал» в данном судебном процессе намерен присвоить себе формат телепроекта, что невозможно, согласно законодательству Украины».

Впрочем, идея, что авторы не могут и не должны «присваивать» формат телепроекта, не распространяется на другие продукты «1+1»: за права на адаптацию форматов «Голос», «Маленькие гиганты» или формата сериала «Хозяйка», например, телеканал исправно платит, а на международных рынках контента активно скупает предлагаемые форматы.

20. Значит, будет еще один суд?

Да, а именно 17 февраля 2016 года дело о форматах рассмотрит Верховный суд Украины. Юристы «1+1» вновь апеллируют к некомпетентности эксперта, проводившего судебную аудиовизуальную экспертизу, и обвиняют Высший Хозяйственный суд в неправильном применении процессуальных норм. Для опровержения экспертизы «1+1» воспользуются заключениями Научно исследовательского центра судебной экспертизы по вопросам интеллектуальной собственности и Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз, при этом называя их Министерством юстиции Украины.

Бонус. Так кто же прав, «Новый канал» или «1+1»?

На этот вопрос должен ответить не столько суд, сколько каждый зритель сам за себя. Дмитрий Гадомский, управляющий партнер юридической компании «Юскутум», прокомментировал мне ситуацию так: «Я сомневаюсь, что кого-то будут волновать претензии к эксперту, если оба шоу похожи как две капли воды. И суд, и зритель могут самостоятельно понять, скопировано шоу, или не скопировано».

Источник: Медианяня

Художник: Диана Мась

, , , , , ,